Интервью с Владимиром Талаповым: про BIM, учеников, Сибирь и памятники

views
1463 просмотра
Владимир Талапов — ректор Академии Bimeister, президент Сибирской БИМ-Академии, член-корреспондент МААМ. Поговорили о том, с чего начинался BIM в России, об инновационной культуре, о роли государства при внедрении BIM, учениках, проектах, разнице между Новосибирском и Москвой и планах на будущее.
Интервью с Владимиром Талаповым: про BIM, учеников, Сибирь и памятники

Про BIM

Вас называют одним из основоположников BIM в России. Расскажите, как все начиналось? Где вы учились? Как познакомились с BIM? 

По образованию я математик, кандидат физико-математических наук, окончил матфак НГУ. После аспирантуры пришел работать в Сибстрин, потом в Новосибирский архитектурный институт, где также преподавал математику. 

В это время (1989 год) как раз начали появляться компьютерные программы автоматизации проектирования (точнее, сначала просто автоматизации черчения). И я переключился с высшей математики на тему компьютерного проектирования, фактически «с нуля» организовав подготовку студентов по новым технологиям.

image-0

Мы со студентами в нашей Лаборатории компьютерной графики за обсуждением нового проекта, 2007 год

Вообще 2007 год стал для моего осознания «компьютерной графики» принципиальным. Тогда мы с группой студентов (Владимир Дудин, Владимир Едрёнкин и Ольга Большакова) построили в AutoCAD трёхмерную модель Храма Василия Блаженного. 

image-0

Из статьи «О компьютерном моделировании в архитектуре на примере Храма Василия Блаженного в Москве», 2007 год. «а) Компьютерная модель, вид сверху – человеку такой вид ранее был доступен только с вертолета. b) Расположение столпов на модели в процессе сборки». 

Модель получилась изумительная, ничего более сложного в AutoCAD я не видел, практически мы вышли на максимальные возможности этой программы. Этого и хотелось достичь, и мы этот уровень успешно покорили, даже опубликовали статью в журнале МАРХИ AMIT.

image-0

 «a) Модель, вид с севера — черный фон придает особый колорит. b) Модель, вид с северо-востока на черном фоне». Из статьи «О компьютерном моделировании в архитектуре на примере Храма Василия Блаженного в Москве», 2007 год

Осенью 2007 года я сделал доклад в МАРХИ на международной конференции ЕАЕА (это Международная ассоциация архитектурной эндоскопии, очень авторитетная организация), который вызвал много откликов. 

Голландцы из Дельфтского университета даже предложили распечатать модель храма на трехмерном принтере — новейшем изобретении того времени, который у них только что появился. К сожалению, принтер тогда не потянул, мы своей работой сильно обогнали реальные возможности техники.

image-0

Редкий кадр: я выступаю на конференции ЕАЕА с моделью Храма Василия Блаженного, 2007 год

И тут встал закономерный вопрос: а что дальше? Ведь просто трёхмерная модель — впечатляет, но сама по себе почти бесполезна. И мои взоры обратились на новую и малоизвестную тогда технологию информационного моделирования зданий (BIM), где модель еще и наполняется дополнительной информацией. С тех пор я активный сторонник BIM.

Однако был и другой «побочный» эффект от моделирования Храма Василия Блаженного — я заинтересовался компьютерным искусством. Но не в виде спецэффектов, реализуемых компьютерными программами, а изображениями, которые «генерирует» сам компьютер. 

Как это произошло? Мы сделали ролик с облётом модели храма и стали его смотреть в нашем классе на разных компьютерах. И обнаружили, что у одного из них видеоадаптер явно не справлялся с работой, шло постоянное «залипание» кадров, их наложение и искажение. Причем всё это выглядело довольно интересно, но не было никакой возможности сохранить изображение, ведь «глючил» сам компьютер. 

Тогда на помощь пришел цифровой фотоаппарат (новинка тех лет), которым мы снимали картинки с экрана. Поскольку компьютер жил своей жизнью, и важно было «ловить момент», то примерно из ста снимков получался один нормальный, который мы потом слегка «дотягивали» уже на другом компьютере. 

В итоге получилась целая серия очень интересных «живописных» видов, некоторые из которых сейчас висят у меня дома в достойных рамах, либо украшают коллекции моих знакомых любителей искусства.

image-0

Одно из «компьютерных» произведений, которое мне очень нравится

Потом мы поработали и с другими моделями, и тоже получались интересные результаты. Пока наш «творческий» компьютер совсем не сгорел.

image-0

Храм Богини Афины, компьютерная живопись

Но это всё для души, а для работы появился BIM.

В чем вы видите пользу от BIM для России? 

Польза от BIM — она для всех, в том числе и для России. Самое главное — BIM повышает производительность труда в строительной отрасли. Не только в проектировании, как думают многие, а во всех разделах строительства. Также BIM делает более эффективным управление построенными зданиями и вообще проектное управление.

Можно ли говорить об идее BIM? Если да, то в чем ее ключевая ценность?

Про идею, вернее, образ мышления BIM, говорить можно и нужно. Умение мыслить категориями информационного моделирования — это фактически революция в умах специалистов строительной отрасли.

Эта смена мышления началась, но процесс получится долгим, фактически бесконечным, поскольку технология BIM тоже развивается, следуя за развитием информационных технологий вообще. Так что конца не видно, да его и не будет. А вот начало — это переход на новое мышление.

Мы в «Академии Bimeister» даже разработали специальный учебный курс «Основы BIM», где учим этому новому мышлению, фактически по новому «включаем голову» специалистам строительной отрасли. 

Уникальность курса состоит еще и в том, что мы не учим никаким компьютерным программам, только новому мышлению, умению увидеть и сформулировать задачи, а затем определить пути их решения. 

Честно скажу, что наш подход к обучению часто вызывает вопросы, поскольку большинство интересующихся BIM до сих пор считают, что это какая-то компьютерная программа. 

Видимо, им так проще для понимания, поскольку менять сложившееся мировоззрение гораздо сложнее. Но если не научиться мыслить категориями BIM, то успеха не будет. Мировой опыт это многократно доказал.

image-0

BIM — это прежде всего умение искать ответы на возникающие вопросы. Причем часто до вас эти ответы никто не находил. Да и просто умение задавать вопросы уже многое значит. Ведь BIM — это, без преувеличения, передний край развития мировой строительной индустрии.

Какие из российских компаний, на ваш взгляд, правильно (если уместно так говорить) понимают BIM и демонстрируют это своим подходом и работой? 

Россия богата природными ресурсами, но главное наше богатство — умные люди. И у нас много компаний, которые активно внедряют BIM в своей работе. Но, как я уже говорил, процесс внедрения BIM можно начать, но невозможно закончить. 

Эти компании выделяются прежде всего своим стремлением к познанию нового, к совершенствованию BIM-мышления. Я с ними много общаюсь, так что могу с уверенностью сказать, что у нас в стране формируется интеллектуальная BIM-среда, а это — главный залог успеха для всех.

Приведите примеры известных вам проектов, в которых успешно внедрили BIM? 

Таких примеров много, но надо понимать, что сегодняшний «высший уровень» BIM через пять лет таковым уже не будет, а затем вообще станет совершенно рядовым и обыденным. 

И всё же хочу особо отметить «Волгограднефтепроект», о котором я неоднократно писал (статьи Информационное моделирование в «Волгограднефтепроекте». Часть 1, Информационное моделирование в «Волгограднефтепроекте». Часть 2).

image-0

Сергей Голуб, Евгения Адериха и Василий Калинин на конкурсе Bentley Year In Infrastructure в Лондоне в 2018 году. Представляли проект «Моделирование объектов и управление жизненным циклом: реализация проекта и ввод в эксплуатацию».

Василий Калинин – первый заместитель генерального директора, главный инженер «Волгограднефтепроекта».

Сергей Голуб – начальник отдела «Комплексного проектирования» ВНП.

Евгения Адериха – начальник отдела «Разработки, сопровождения и администрирования систем управления инженерными данными» ВНП.

Их история впечатляет тем, что они не только вышли в мировые лидеры в области BIM при создании морских нефтяных платформ, но затем своё знание и, прежде всего, умение мыслить категориями BIM перенесли в строительную отрасль.

Кстати, мы замыслили книгу «BIM для начинающих» (это пока рабочее название), где постараемся научить читателей мыслить категориями информационного моделирования.

Так вот, слегка приоткрою завесу тайны — ведущие специалисты «Волгограднефтепроекта» будут среди авторов.

Некоторые компании боятся сломать существующие внутренние процессы, но, при этом, понимают, что внедрение BIM не ограничивается закупкой спец.ПО. Что бы вы посоветовали таким компаниям? Какие шаги в сторону BIM им можно сделать?

Технологию информационного моделирования зданий надо внедрять грамотно, учитывая уже имеющийся опыт в этой области, прежде всего не допускать уже известные ошибки. Об этом много написано, в том числе в моей статье «Внедрение BIM в организации: анализ типичных ошибок».

Эта статья была написана шесть лет назад, в ней выделялось пятнадцать основных ошибок. Сейчас число типовых ошибок возросло, они более подробно разобраны в нашем курсе «Основы BIM». 

Однако, похоже, значительная часть тех, кто внедряет у себя в организации BIM, этими ошибками совершенно не интересуются, поскольку тиражируют их словно под копирку. Отсюда и масса негативных результатов.

Одна из таких ошибок: нельзя внедрять BIM во всей организации сразу, да ещё в приказном порядке. И эта ошибка стала известна задолго до появления BIM, она относится к любой новой технологии.

Что же касается ломки старых управленческих процессов, то она неизбежна. Кто этого не понимает, тому лучше BIM не внедрять, пока понимание не появится.

Как вам кажется, какие факторы влияют на успех внедрения BIM?

Если говорить про организацию, то эффективный переход на BIM прежде всего зависит от понимания и уверенности её руководителей. Но это ещё не гарантия успеха. Любая из ошибок, о которых говорилось выше, при определенном стечении обстоятельств может внедрение BIM угробить.

Должно ли государство «спускать» BIM на строительный рынок или строительный рынок сам, при помощи государства, должен проявлять инициативу и стремиться работать в парадигме BIM?

Роль государства при внедрении BIM трудно переоценить, причем эта роль может быть как положительная, так и отрицательная. Если государство ведет себя правильно, то процесс многократно ускоряется. 

В Сингапуре, например, создали специальный государственный фонд для компенсации (половины) расходов тем, кто перешел на BIM. Но компенсация происходит после того, как организация перешла на BIM, то есть надо показать, что у вас всё получилось. 

Мне кажется, что такая форма участия государства наиболее эффективная. Хотя есть и иные варианты, реализованные в других странах. Но у них у всех общая черта — материальное стимулирование. У нас этого пока нет даже в намёках. 

Ещё очень важно — государство не должно диктовать, кому, что и как делать. Оно может это делать только в зоне своей ответственности, то есть на госбюджетных проектах, поскольку является заказчиком. И отвечать за последствия тогда тоже ему придется. У нас же наблюдаются попытки вводить некие правила вообще для всех, при этом ни за что не отвечая.

Государство может стимулировать развитие отечественного программного обеспечения, что исключительно важно для BIM. И вот в этом вопросе в нашей стране сейчас наблюдается явный прогресс.

Как вы оцениваете внедрение BIM у нас? Почему участники отрасли не хотят в BIM? Бояться сходить с привычных рельсов? 

Главная причина пока наблюдающегося массового неприятия BIM в России — отсутствие у участников строительного рынка понимания, что от этого их прибыль станет больше. 

Причин здесь много, от неправильного, неумелого внедрения BIM в конкретных организациях, о чем мы уже говорили выше, до позиции государства, которое фактически вместо новой технологии пытается ввести просто новую форму отчетности. Понятно, что от новой формы отчетности экономического эффекта ни у кого не будет.

При этом, как уже говорилось, у нас есть примеры компаний, которые успешно внедряют BIM, причем на лучшем мировом уровне.

Как, на ваш взгляд, можно популяризировать идею BIM, чтобы ее переставали воспринимать с недоверием? Что для этого должно делать государство, а что — рынок?

Надо стимулировать обучение BIM, на всех уровнях, начиная с мышления категориями информационного моделирования. Здесь роль государства огромная, поскольку у нас подавляющее большинство учебных заведений имеют государственный статус. Но в этом вопросе прогресса пока не наблюдается.

Что касается «популяризации», то лучшая её форма — экономический успех тех, кто перешел на BIM. Мировой опыт, применительно к любым технологиям, показывает, что обязательно найдутся те, кто эти технологии не освоит и в результате проиграет в конкурентной борьбе. Будет это и у нас, то есть все в BIM не перейдут. И это нормально.

В статье «Внедрение BIM — это инвестиционный проект» вы пишите: 

«Почему же тогда у нас внедрение BIM идёт так медленно и неэффективно? Наверное, мы мало объясняем нашим людям, что BIM – это хорошо, что это приносит деньги? 

В какой-то степени – да, это так. Но явно просматривается и другая причина, с упоминания которой мы начали эту статью – потеря компетентности при реализации инновационных проектов, недостаток инновационного мышления и инновационной культуры, недостаток образования в этой области».  

В связи с этим есть два вопроса. На каком уровне развития находится инновационная культура в России, на ваш взгляд? 

На самом низком. У нас «молодой» капитализм, который  развивался не за счет идей и умения, а за счет «удачного» доступа к ресурсам, созданным прежними поколениями. Инновационная культура развивается очень медленно, поскольку в ней еще не чувствуют острой необходимости.

Можно ли сказать, что BIM не стремятся внедрять, потому что есть какое-то количество специалистов, которые хороши только в устаревших методах работы и они боятся потерять свой статус в условиях более инновационной среды? 

Человеческий фактор в виде консервативного сопротивления специалистов «старой формации» присутствует всегда и везде при внедрении любой новой технологии, и BIM здесь не исключение. 

Но! Как я говорил выше, нельзя переходить на BIM всем и сразу. Так что в течение переходного периода будут параллельно существовать «BIM» и «не BIM». 

Более того, при переходе на BIM будет и ломка прежних производственных процессов и отношений, и переучивание кадров, и освоение новых программ, и большие затраты на всё это, и кто-то должен будет это всё компенсировать. Так вот этими «компенсаторами» и будут специалисты «старой формации», которым придется работать «и за себя, и за того парня». 

Так что роль таких специалистов при переходе на BIM исключительно важна, и их потом надо будет достойно отблагодарить. Но это возможно при правильном понимании и профессиональном подходе к внедрению BIM.

Понятно. А как вы думаете, специалисты «старой формации» просто не хотят переучиваться или не знают, где и как научиться BIM, чтобы, при этом, их не учили азам, которые им и так известны? 

Часть таких специалистов переучится и вольется в новые технологические процессы, другая часть — нет. И это — тоже результат мирового опыта. 

Имейте в виду, что чем старше специалист, тем сложнее ему погрузиться в новую технологи. Но тот же опыт дает нам много способов интеграции «старых специалистов» в BIM. Мы об этом тоже рассказываем в нашем курсе «Основы BIM».

Получается, что специалист (проектировщик, строитель, BIM-менеджер и т.д.) должен обладать каким-то уровнем восприимчивости к технологиям, к инновациям, чтобы успешно работать в BIM и чтобы BIM развивался? 

Все специалисты имеют разный уровень участия в производственном процессе, разные функции и разную ответственность. Поэтому и требования к ним должны предъявляться разные. Но чем выше руководитель, тем больше он должен знать и уметь. 

А есть ли способы повысить общий уровень инновационной культуры? 

Да, основные способы давно известны: честная конкуренция на рынке, конкурсный отбор сотрудников и хорошая зарплата.

Расскажите о вашей книге «BIM для начинающих»? Кому будет полезно ее почитать? 

Книгу мы еще пишем, надеемся закончить работу к концу года. Главная её задача — объяснить читателям, что в BIM нет ничего сверхъестественного, там всё логично и просто, и научить мыслить категориями информационного моделирования. 

Как это ни парадоксально, но именно отсутствие такого понимания сегодня является главным тормозом при переходе на BIM.

Книга будет полезна всем. Но что особенно важно и приятно — уже сейчас повышенный интерес к книге проявляют именно те, кто в BIM более-менее разбирается, то есть к «начинающим» не относится. Так что, возможно, мы название изменим. 

В интервью порталу «Строительный эксперт» в 2021 году вы сказали: «Мы учим думать и мыслить категориями BIM». Объясните на примере, что значит «мыслить категориями BIM»? 

Правильное мышление «категориями BIM» заключается в нацеливании на решение возникающих задач, а не в создании какой-то модели. При этом по мере решения задач может возникнуть много моделей. 

Так что, как это не парадоксально, цель BIM — не моделирование, а эффективное решение задач строительства. А постоянно развивающееся моделирование — это инструмент.

Изменилось ли понимание BIM в России если сравнить с прошлыми годами (2018, 2019 годы)? Если да, то как? Если нет, то почему? 

Разговоры про BIM в нашей стране активно ведутся примерно с 2010 года. И за это время в России (как и в мире в целом) в понимании BIM достигнут серьезный прогресс. Но лично у меня ожидания были намного больше. 

Как вы думаете, как будут развиваться компьютерные технологии, какие требования к моделям могут появиться? 

Даже самые «именитые» предсказатели не берутся прогнозировать развитие компьютерных технологий. Ясно одно - здесь происходит бурный. экспоненциальный рост, и эта тенденция лишь усилится.

Что касается требований к моделям, то на сегодняшний день они явно находятся в зависимости от уровня развития программного обеспечения. Качественный скачок здесь произойдет, когда повсеместно первичным станет процесс информационного моделирования как решение поставленных задач, а модели, как результаты этого процесса, будут вторичными. 

В BIM главное — не модели, а моделирование.

Что, на ваш взгляд, можно делать уже сейчас, чтобы инф.модель оставалась актуальной и через 20-30 лет? 

Срок жизни конкретной информационной модели будет неуклонно сокращаться, поскольку модель — это порождение компьютерных программ, а в возможностях программ, как я уже говорил, происходит стремительный рост. Так что в будущем всё больше будут цениться идеи информационного моделирования, а не сами модели.

Ваш прогноз: как будут строить в будущем? По каким принципам? 

Думаю, что принципы строительства остаются неизменными — строить для людей, учитывая их возрастающие потребности. При этом будут активно внедряться технологические новшества. Но и прежний многовековой опыт будет учитываться, на новом технологическом уровне.

Проект «Кулибин»

Насколько я понимаю, проект «Кулибин», в первую очередь, придуман для того, чтобы решать кадровую проблему в BIM. Как именно проект решает эту проблему? Какие блоки/темы проходят слушатели курса? Исходя из чего выбирали преподавателей? Кто может пройти обучение?  

Наш проект «Кулибин» — это попытка помочь вузам в подготовке специалистов в области BIM, как преподавателей, так и самих студентов, и даже старшеклассников (это будущие студенты). 

Дело в том, что наши вузы очень сильно отстали даже от того слабого уровня, на котором сейчас находится BIM в России, что уж говорить про мировой уровень. А ведь вузы должны быть лидерами в освоении новых технологий, а выходящие из их стен специалисты — массовой кадровой основой для всех инноваций.

О содержании проекта уже неоднократно говорилось, и по строительным вузам мы информацию разослали, поэтому я повторяться не буду. 

Отмечу лишь, что реакция вузов пока очень вялая. От многих преподавателей из разных университетов знаю, что руководство вузов пока не прониклось пониманием и своей ответственностью за обучение специалистов новым технологиям. Не только BIM, вообще новым технологиям. Если кратко, то BIM им не нужен.

Не буду сейчас рассуждать, как такое получилось. Но, похоже, с этой «болезнью» вузы сами не справятся, нужна помощь извне. И такая «помощь» от государства уже идёт. 

Недавно на совещании в Рыбинске очень крупный государственный чиновник ясно заявил, что руководство местного университета (базового в двигателестроении) виновато в том, что не готовит нужное количество специалистов и не проявляет должной инициативы. 

Это хороший сигнал всем остальным руководителям вузов — надо работать, а не просто сидеть в своих креслах, иначе вы эти кресла потеряете.

Ясно. Вот, к примеру, специалист, который давно работает в строительной отрасли, хочет повысить свои скиллы в BIM. Что вы посоветуете ему?

Начну с того, что мне очень не нравится слово «скиллы». Давайте уточним — речь идет о знаниях или о навыках? Если о знаниях, то мы ему такие знания дадим, наши курсы — это повышение квалификации с выдачей соответствующего документа гособразца. Но дело даже не в документе, а в знаниях, которые этот специалист получит. Причем обучаясь дистанционно.

Если же речь идет о навыках, то это означает, что какие-то из них у этого специалиста уже есть, их надо развивать и расширять. В таком случае, конечно, наше обучение ему тоже поможет, научит правильно мыслить, выделять проблемы, находить пути их решения, просто расширит кругозор. 

Но я бы посоветовал обязательно найти узкоспециализированные курсы по его виду деятельности и там тоже пройти обучение. Если же говорить про навыки в использовании конкретных BIM-программ, то сейчас в интернете выложено огромное количество бесплатного материала. 

К тому же есть разные сообщества пользователей, так что возможности обмениваться опытом с коллегами просто уникальные. То есть созданы все условия для самообразования и самосовершенствования.

Однако в этом, временами даже перенасыщенном мире информации должен быть путеводитель, которым и является наш курс «Основы BIM».

Есть впечатление, что всевозможных курсов по BIM сейчас много: Университет Минстроя, BIM Академия, курсы на Skillbox и т.д. Чем ваш курс «Основы BIM» и проект «Кулибин» отличаются от остальных? 

Да, курсов много. В основном специализированных, большинство из них — хорошие. Со многими их создателями, прежде всего с Университетом Минстроя, мы активно сотрудничаем.

Что касается наших курсов, то, как я уже сказал, это основы информационного моделирования зданий, и это путеводитель в мире BIM.

image-0

Подготовка к лекциям — вообще сложный процесс, а в случае с BIM — особо сложный. Здесь очень важно присутствие чувства юмора. Мы с моей помощницей Юлией Ярошевич перед записью очередной лекции «Проекта Кулибин».

Сибирь, памятники, ученики

Насколько известно вы живете и работаете на два города: Москва и Новосибирск. Москва — столица России, а Новосибирск – столица Сибири. Есть ли для вас разница между этими двумя городами? Как/в чем вы ее ощущаете?

Конечно, разница есть, и очень большая. В Новосибирске (с населением почти в два миллиона) мне очень уютно, а Москва — центр всех коммуникаций, здесь вынужденно приходится много работать. 

image-0

Вид на центр Новосибирска, справа НОВАТ —  Новосибирский государственный академический театр оперы и балета. Если приглядеться, то здесь и мой родительский дом виден. Фото Imdestroy / wikimedia.org

Хотя последнее время наконец стали уделять заслуженное внимание организации удаленной работы, что существенно повышает её эффективность. Причем это относится как к обучению, так и к непосредственному выполнению проектов по информационному моделированию.

Как обстоят дела с BIM в Сибири? Может быть есть примеры реализованных проектов? Как сибирские компании/организации воспринимают идею BIM? 

В принципе BIM в Сибири ничем не отличается от BIM на Урале или в Москве. Хотя одно отличие я всё-же отмечу — Москва явно обгоняет всех по самопиару.

Уровень развития BIM в Сибири такой же, как и везде, пока очень слабый. Хотя есть, опять же как везде, примеры отличного мирового уровня.

Например, новосибирская компания Synergy Systems. Эта компания с самого начала работает на международных проектах, сейчас переходит и на российские тоже. 

Причина — в некоторых зарубежных странах BIM уже очень сильно востребован, у нас же пока «спячка» не закончилась. Благодаря этому уровень BIM в Synergy Systems очень высокий, что позволяет выполнять российские проекты сразу на мировом уровне, не дожидаясь команды сверху.

Другая особенность Synergy Systems — дистанционная работа сотрудников. Ведь использование BIM не требует, чтобы все, как раньше, сидели в одном офисе и чертили, глядя друг на друга. Поэтому в Новосибирске находится лишь небольшая часть сотрудников, остальные рассредоточены по всей стране и даже миру. 

Отсюда и возможность эффективно работать на международных проектах. Кстати, дистанционная работа — это обязательный уровень практически всех ведущих мировых компаний, использующих BIM. И это одна из составляющих коммерческого успеха для BIM. 

image-0

Один из основателей Synergy Systems Илья Беленький. Здесь он студент третьего курса на Архитектурной школе в Омске. 2010 год. Тогда BIM у нас только начинался

Мне же компания Synergy Systems нравится еще и тем, что там работает много моих учеников. Всегда приятно видеть, как вложенные тобою знания приносят людям успех в жизни, и понимать, что ты учил правильно.

image-0

Наше общее фото с сотрудниками Synergy Systems в 2018 году в Сколково. К сожалению, на фото попали не все. Попробуйте найти Илью Беленького, директора

12 лет назад на портале isicad вы опубликовали статью про информационное моделирование Зашиверской церкви, которое, как вы написали, «без преувеличения, дало толчок к использованию BIM для объектов деревянного зодчества».

В той статье вы объяснили разницу между «традиционной» методикой проектирования — близкой к обычному проектированию и «дискретной» — «более сложно реализуемой, но она дает лучшие результаты, позволяя индивидуально отслеживать каждый составной элемент здания».

Как бы вы сейчас объяснили разницу между традиционным подходом к проектированию и дискретным?

Хороший вопрос. Во-первых, когда мы писали эту статью, мы говорили прежде всего про моделирование, поскольку объект уже существовал. И здесь основным было дискретное (по бревнышкам) моделирование, поскольку именно оно учитывало музейную технологию работы с памятниками деревянного зодчества. Но если бы памятник был каменным (такие объекты мы тоже рассматривали), то там дискретность уже мешает, и моделирование ведется более традиционными способами.

image-0

Татьяна Чугайнова (тогда Козлова) — главный создатель модели Зашиверской церкви. По умению работать ей практически нет равных, отсюда и успехи в BIM. Ведь информационное моделирование — это умная голова плюс огромный труд, только так можно встать выше компьютера.

Поскольку в идеале (к которому мы стремимся) информационное моделирование на стадии проектирования здания и будет являться самим проектированием, то рассмотренные нами подходы к моделированию станут основными подходами в проектировании. В общем же хочется сказать, что моделировать всегда надо не так, как вы привыкли, а как требуется для решения поставленной задачи.

Что касается непосредственно моделирования объектов деревянного зодчества, то развитие наших подходов привело к выполнению моим китайским учеником Чжаном Гуаньином изумительной работы по памятникам китайской архитектуры (статья «BIM для памятников архитектуры: моделирование храма Баогосы в Китае»).

image-0

Международный симпозиум «Истоки и развитие архитектуры в Древнем Китае: сравнительный анализ», проходивший в МАРХИ в 2017 году

И здесь главное достижение — создание библиотеки типовых элементов для подобных сооружений. С её помощью можно как моделировать уже имеющиеся храмы и беседки, так и проектировать новые, собирая модели из библиотечных элементов как из кубиков.

Это я упрощаю, конечно, но идея именно такая. И это — библиотеки элементов — еще одно достоинство BIM, приводящее к коммерческому успеху. 

image-0

Дадянь храма Баогосы: совмещенные виды фасада здания. Из статьи Владимира Талапова и Чжана Гуаньин «BIM для памятников архитектуры: моделирование храма Баогосы в Китае», 2018 год

image-0

Элементы доугун на восточных балках и южных угловых колоннах Дадяня храма Баогосы

Знаете ли вы примеры сохранения культурных объектов с помощью BIM?  

Пока таких комплексных примеров, на уровне музеефикации,  практически нет, но есть уже использование BIM для проектов реставрации. Главные причины — отсутствие финансирования и госзаказа.

Нужно ли специализированное ПО для работы с памятниками архитектуры? Какое?

Пока достаточно обычного ПО. Как только применение BIM для памятников архитектуры начнет набирать обороты, специальные требования к ПО будут сформулированы из практики.

Жизнь и планы

Вы кандидат физико-математических наук. Расскажите, как получилось, что вы перешли в строительную сферу? Что на это повлияло?

Я об этом уже немного говорил. Похоже, работа в BIM мне была предопределена судьбой, которая меня из математики погрузила в сферу строительства. Началось с того, что после аспирантуры я был направлен в строительный вуз. 

Как думаете ваше детство как-то повлияло на то, кем вы стали?

Конечно повлияло. Родители очень хотели, чтобы я стал архитектором, поэтому с младших классов я посещал рисовальные кружки. Но на каком-то этапе у меня начался естественный юношеский протест, и я ушел в математику, победив на нескольких олимпиадах. 

Но от судьбы, видимо, не уйдешь. И когда я стал доцентом архитектурного института, родители сказали: «Вот, мы тебе это сразу советовали!». Про то, что я потом стал член-корреспондентом Международной Академии Архитектуры, вообще молчу.

Но я считаю, что мне повезло, и я попал именно туда, куда хотел. Ведь BIM — это, если говорить образно, как раз единение математики и архитектуры.

Какие у вас планы по развитию BIM? Есть ли в планах написать еще книги? 

BIM развивается вне зависимости от моих планов. Но я в этом развитии хочу и буду принимать участие.

Одно из направлений деятельности — написание книг. Хотя «BIM для начинающих» мы еще не закончили, но уже ясно, что будет как минимум еще одна книга «для продолжающих». И мы над ней уже думаем. Будут и другие книги.

Есть ли планы по созданию новых проектов? 

Да, прежде всего мы ведем работу по комплексному использованию BIM, от концепции до эксплуатации. И со временем об этом будет рассказано.

Какой совет вы бы дали себе, если бы можно было вернуться на 20 лет назад? 

Беречь время, не тратить его по пустякам.

Какой совет/советы дадите молодым специалистам, которые хотят работать в BIM в России? 

Прежде всего быть специалистами, всегда и везде. И очень качественно выполнять свою работу. Что касается особенностей России, то я советую прежде всего руководствоваться своими целями и задачами, меньше ориентируясь на внешние обстоятельства. Будьте профессиональны и уверены в себе — и вы своего добьётесь!

19
3